четверг, 21 июня 2012 г.

Р. Д. Брэдбери "Вино из одуванчиков". Да здравствует лето!

Печальное известие о смерти Рэймонда Дугласа Брэдбери оказалось для меня еще и постыдным напоминанием о том, что я так и не удосужилась ознакомиться с большей частью творчества этого гения фантастического жанра. Если говорить откровенно, кроме основных сведений о содержании его произведений, а также прочитанной в ранней юности паре-тройке рассказов, ничто более не подкрепляло мое интуитивное восхищение талантливейшим американским писателем.
Как ни странно, моя рука потянулась в сторону не самого популярного и общеизвестного произведения – «Вино из одуванчиков». И я не прогадала.
Возможно, это смешно и глупо, что среди многогранного творческого наследия писателя-фантаста мною была выбрана повесть, не имеющая ну никакого отношения к фантастике. Но я никогда, слышите, никогда не читала такой теплой, вкусной и летней истории. Одно лето из жизни братьев Сполдингов, десяти и двенадцати лет от роду, напомнило мне запах свежескошенной травы, вкус липких коричневых ирисок, мягкость синих мокасин с нарисованными вишнями, первые заверения в дружбе навсегда и первые горькие слезы.
Мир детства – это ежедневные, ежеминутные открытия, это глубочайшая, не стиснутая образовательными рамками философия, это радость предвкушения и блаженство тела и духа.

– Хлеб с ветчиной в лесу – не то что дома. Вкус совсем другой, верно? Острее, что ли…

         Дуглас и Том не являются высокопарным примером братской любви, дружбы и верности. Они обычные мальчишки, которые могут радостно подраться от наплыва чувств и обсудить под одеялом самые сокровенные тайны при свете светлячков в банке. Каждый их день состоит из тысячи важных открытий, каждый день непохож на другой, каждая секунда наполнена движением. И вино из одуванчиков, несомненно, является полноправным героем произведения.

Вино из одуванчиков.
   Самые эти слова – точно лето на языке. Вино из одуванчиков – пойманное и закупоренное в бутылки лето.

            За что еще я полюбила эту медово-тягучую повесть? За отсутсвие символов. Все мы помним, что “сигара – это иногда просто сигара”, но все же ищем скрытый смысл и подводные камни в каждом чихе автора. А тут все просто. Мальчики – это мальчики, вино – это вино, а лето – это лето. Ах да, и конечно же теннисные туфли – это просто теннисные туфли.

…какое это чудо – сбросить с ног зиму, скинуть тяжеленные кожаные башмаки, полные снега и дождя, и с утра до ночи бегать, бегать босиком, а потом зашнуровать на себе первые в это лето новенькие теннисные туфли, в которых бегать еще лучше, чем босиком. Но туфли непременно должны быть новые – в этом все дело. К первому сентября волшебство, наверно, исчезнет, но сейчас, в конце июня, оно еще действует вовсю, и такие туфли все еще в силах помчать тебя над деревьями, над реками и домами. И если захочешь – они перенесут тебя через заборы, тротуары и упавшие деревья.

Лето – это вечера на веранде, повешенные качели, игры допоздна, тысячи повторяющихся обрядов и новых мыслей. Это Машина Счастья, которую нет нужды изобретать, достаточно лишь заглянуть в окно счастливой семьи Лео Ауфмана. Это урчащий ход косилки по сочной траве, это любовь, неподвластная календарю, это ожившая в устах полковника Фрилея история великой страны.
Каждая бутылка солнечного напитка хранит в себе воспоминания об уехавшем друге, о забавных и опасных приключениях, о бабушкиных ужинах и о большой-большой любви к жизни.
И в единении с природой Дуглас приходит к выводу о том, что все кончается: люди умирают, лето подходит к концу, теннисные туфли к сентябрю становятся бесполезными. Но каждый день прожитого лета остается в памяти, а впереди еще много-много летних месяцев, которые только нужно немного подождать.

Июньские зори, июльские полдни, августовские вечера – все прошло, кончилось, ушло навсегда и осталось только в памяти.
Теперь впереди долгая осень, белая зима, прохладная зеленеющая весна, и за это время нужно обдумать минувшее лето и подвести итог. А если он что-нибудь забудет – что ж, в погребе стоит вино из одуванчиков, на каждой бутылке выведено число, и в них – все дни лета, все до единого. Можно почаще спускаться в погреб и глядеть прямо на солнце, пока не заболят глаза, а тогда он их закроет и всмотрится в жгучие пятна, мимолетные шрамы от виденного, которые все еще будут плясать внутри теплых век, и станет расставлять по местам каждое отражение и каждый огонек, пока не вспомнит все, до конца…

При большом желании в интернете можно найти рецепт вина из одуванчиков. И если хорошо постараться, этот солнечный напиток получится не хуже, чем у дедушки Сполдинга. А я хочу когда-нибудь купить желтый пятицентовый блокнот и желтый карандаш фирмы Тайкондерога и записать все-все свои летние мысли и повседневные дела. И да здравствует лето!

1 комментарий:

  1. Анонимный22 июня 2012 г., 0:02

    Очень хорошо донесена мысль:
    Цените жизнь, любите ее, и тогда лето вашей жизни растянется на долгие годы.
    Главное, успеть это понять в начале пути.
    Отлично!

    ОтветитьУдалить

Ваше мнение важно